События в Афганистане

image

     Вернемся к событиям, происходившим в Афганистане. В развитие программы национального примирения, предусматривающей расширение социальной базы режима, в Кабуле в июне 1988 г. приступил к работе только что созданный Национальный совет (парламент) РА. Перед этим, в конце мая 1988 г., было сформировано новое правительство во главе с Мухаммадом Хасаном Шарком. Из 30 министров нового правительства лишь 11 были члены НДПА. 16 постов было предоставлено беспартийным. В правительство вошел представитель Партии крестьянской справедливости Афганистана (ПКСА) и представитель Народной исламской партии Афганистана (НИНА). Таким образом, в новом правительстве были представлены члены четырех партий и беспартийные. Среди последних — лица монархических убеждений, чиновники королевского и даудовского режимов, авторитетные общественные деятели.

     С началом вывода советских войск из Афганистана 15 мая 1988 г. афганская исламская оппозиция значительно активизировала свою вооруженную деятельность на территории страны. Воспользовавшись выводом советских войск из южных и юго-восточных районов страны, а также оттягиванием к северу частей афганской армии с целью создания свободных от войск районов для возможного перемещения в них афганских беженцев, возвращающихся из Пакистана, вооруженная оппозиция расширила районы своих действий, накапливая силы вокруг населенных пунктов юга и юго-востока страны и прежде всего вокруг Кандагара и Джалалабада. Начались регулярные обстрелы Кабула ракетами, что, по мнению руководителей вооруженной оппозиции, должно было оказать психологическое воздействие на население столицы и продемонстрировать ее растущую военную мощь. Подвергались ракетному обстрелу также Кандагар, Джалалабад, Газни, Калат.

     Из Пакистана в Афганистан усилились поставки оружия и военного снаряжения. В срочном порядке в приграничных с Пакистаном районах создавались укрепленные районы, военные базы, склады. Резко увеличились поставки моджахедам оружия из-за рубежа. Американцы увеличили поставки ракет «земля-земля» с дальностью действия до 30 км, современные средства ПВО (прежде всего ракеты «Стингеры») и средства разминирования. В результате насыщения отрядов вооруженной оппозиции средствами ПВО значительно сократилась деятельность афганской боевой и транспортной авиации. С 15 мая 1988 г. и по 14 октября 1988 г. вооруженные отряды оппозиции сбили 14 самолетов и 36 вертолетов афганских ВВС. Была предпринята попытка овладеть некоторыми провинциальными центрами, откуда были выведены советские войска. 24 июня 1988 г. ее отрядам удалось на некоторое время захватить центр провинции Вардак город Майданшахр. Со стороны оппозиции в боях за город участвовали более 2 тыс. человек. В июле 1988 г. подвергся длительной осаде и штурму центр провинции Заболь город Калат. Осаждавшие были разгромлены подтянутыми из других районов войсками, но Калат — небольшой населенный пункт с примерно 7 тыс. жителей был разрушен.

     В ночь на 10 августа 1988 г. вооруженные отряды военного лидера ИОА Ахмад Шаха Масуда и присоединившиеся к ним отряды других исламских организаций овладели центром провинции Кундуз — городом Кундузом. Предательство, халатность и трусость местных руководителей, оставивших без руководства военный гарнизон численностью около 4 тыс. человек, привели к тому, что исламская оппозиция в течение нескольких дней хозяйничала в городе, уничтожая членов НДПА, местных активистов — сторонников власти, а затем — торговцев и простых жителей, грабя их имущество. Кундуз в эти дни был поделен оппозицией на секторы, в каждом из которых орудовали отряды различных исламских партий. Жители города воочию убедились, что означает на практике «справедливое исламское правление», которое обещает афганцам исламская вооруженная оппозиция. Решительные действия частей афганской армии, переброшенных из других районов страны, при поддержке артиллерии и авиации освободили Кундуз.

     Это был предметный урок, преподнесенный афганской вооруженной оппозицией беспечному, погрязшему во внутрипартийных склоках местному руководству провинции и города. Практически сопротивление оказал только командующий режимной зоной Кундуза полковник X. Мухаммад. Остальные руководители просто разбежались.

     К 15 августа 1988 г. закончился первый этап вывода советских войск из Афганистана. Как известно, было выведено 50% всей численности. За три месяца советские соединения и части оставили гарнизоны в 12 провинциях страны. В 26 из 32 провинций Афганистана не осталось ни одного советского солдата. В ходе вывода войск афганской стороне было передано 2289 объектов различного назначения, в том числе военные городки, мастерские, госпитали, склады.

     В это же время правительство РА активизировало свою деятельность по практическому осуществлению политики национального примирения. Оно создало коалиционные органы власти в провинциях, где в ряде случаев губернаторами назначены деятели из числа оппозиции, которые, не так давно выступали с оружием в руках против существующей власти или занимали важные посты при прошлых режимах. Провозглашение политического плюрализма, отказ НДПА от монополии на власть, готовность к реальным компромиссам со всеми противоборствующими силами, могли бы, при проявлении взаимности с противоположной стороны, привести к образованию в Афганистане коалиционного правительства на самой широкой основе и положить тем самым конец затяжному кровопролитию на афганской земле.

     Однако вмешательство в афганские дела не только не прекратилось, но даже возросло. Продолжается, как уже говорилось, переброска оружия из Пакистана в Афганистан, засылка вооруженных формирований, систематический обстрел Кабула ракетами. Нарушение Пакистаном своих обязательств по женевским соглашениям выражается в прямом поощрении афганской оппозиции к свержению законного правительства кабульского режима. Эти акции пакистанской стороны, идущие вразрез с женевскими соглашениями, дополняются действиями, направленными на воспрепятствование возвращению афганских беженцев на свою родину, па создание помех в работе контрольного механизма ООН.

     17 августа 1988 г. произошло событие, которое при всей его трагичности не могло не оказать влияния на обстановку вокруг афганской проблемы: в авиационной катастрофе погиб президент Пакистана Зия-уль-Хак. Гибель Зия-уль-Хака и сопровождавших его членов военной пакистанской верхушки, несомненно, явилась для США и их союзников, сторонников жестокой линии по отношению к РА, а также для афганской вооруженной оппозиции, в первую очередь фундаменталистской, своеобразным шоком. Этот случай мог привести в действие совершенно непредвиденные политические факторы и поставить под угрозу уже отработанную систему ведения необъявленной войны против Республики Афганистан. Не случайно бывший помощник президента США по национальной безопасности 3. Бзежинский с сожалением писал, что гибель Зия-уль-Хака — это не только личная трагедия, но и событие, имеющее колоссальное геостратегическое значение. По его мнению, этот архитектор величайшего политического и военного поражения Советского Союза — поражения в восьмилетней войне против афганских моджахедов — сейчас устранен со сцепы. В то я«е время почти полностью погибло командование пакистанскими вооруженными силами, а это значит, что устранены ведущие фигуры, организовавшие скрытую, но непрерывную поддержку афганского движения сопротивления.

     По сообщениям американских корреспондентов, присутствовавших на похоронах Зия-уль-Хака, государственный секретарь США Дж. Шульц у могилы Зия-уль-Хака встретился с семью лидерами альянса афганских оппозиционеров и сказал одному из них: «Вам известно, как высоко мы ценим то, что вы делаете, и мы будем продолжать оказывать вам поддержку». «Нам нужно больше оружия»,— заявил в ответ Г. Хекматьяр… Шульц заверил его: «Мы сделаем все возможное, чтобы мы с вами добились успеха». В одном из выступлений лидер ИПА подчеркнул, что политика Исламабада в афганском вопросе не изменится, кто бы ни стоял во главе Пакистана, так как проблема Афганистана стала национальной проблемой Пакистана. Смерть Зия-уль-Хака «не повлияет на дух борьбы моджахедов за освобождение Афганистана от господства режима Наджибуллы». На заседании кабинета министров, состоявшемся после похорон Зия-уль-Хака, «была подтверждена решимость правительства продолжать нынешнюю афганскую политику». После гибели Зия-уль-Хака афганская вооруженная оппозиция продолжала наращивать свои военные усилия в противоборстве с вооруженными силами РА.

     В приграничных с Афганистаном районах Пакистана была сосредоточена крупная группировка ИПА Ю. Халеса и ИСОА А. Сайяфа для наступления на административные центры и блокирования стратегической дороги Джалалабад—Кабул, а также дороги Джалалабад-Аса-дабад (центр провинции Кунар). В ряде провинций усилились военные действия, в окрестностях Кабула создалась напряженная обстановка. В связи с непрекращающимися ракетными обстрелами Кабула и других городов

     Афганистана вооруженные силы РА нанесли ответные ракетные удары по базам и складам вооруженной оппозиции. К 17 ноября 1988 г. было произведено более 30 пусков ракет по базам и складам вооружений, расположенным в труднодоступных горных массивах близ афгано-пакистанской границы в ущельях Марульгад, Мелова, Малавала, Мехмапдара».

     Одновременно с расширением военных действий оппозиция активизировала свою политическую и пропагандистскую деятельность на всех уровнях. В октябре 1988 г. Г- Хекматьяр в интервью пакистанской газете «Пакистан тайме» изложил свои взгляды на обстановку и стране и высказался по поводу инициатив Советского Союза и РА, направленных на обеспечение безопасности и мира в Афганистане. Он заявил, что, насколько ему известно, Советский Союз хотел бы начать прямые переговоры с ИСМА. Высший совет ИСМА изучает советское предложение, но пока не принял окончательного решения. Было сказано также, что «пока Москва не откажется от поддержки кабульского режима, диалог бесполезен». Комментируя сообщения об усилиях Советского Союза по созданию коалиции во главе с бывшим королем Захир Шахом и с участием представителей НДПА, традиционалистских лидеров ИСМА и «полевых командиров» некоторых вооруженных формирований в Афганистане, Г. Хекматьяр подчеркнул что у Советского Союза нет иного выхода, кроме как «осознать реальную ситуацию» и прийти к взаимопониманию «с основными политическими силами». По его мнению, Советский Союз не задержит вывод войск. Он также одобрил решение Пакистана отклонить предложение Советского Союза о проведении встречи министров иностранных дел четырех стран — участниц женевских соглашений для обсуждения хода их выполнения и в то же время высказался против предложения советского руководства о проведении встречи пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН с участием Пакистана и кабульского режима.

     В начале октября в Вашингтон прибыли представитель НИФА, С. Гилани, руководитель разведывательного отдела фронта Р. Сафи и помощник Ахмад Шаха Масуда (ИОА) М. Эсхак просить увеличить поставки «Стингеров», тяжелых минометов и средств разминирования, что «позволило бы оппозиции развернуть широкие наступательные действия». Они информировали своих сторонников в конгрессе США и должностных лиц о том, что для свержения правительства в Кабуле необходимо увеличить американскую военную помощь. С. Гилани и М. Эсхак открыто заявили, что прибыли в США, чтобы рассказать, что война еще не кончена. «Оптимизм о быстрой победе совершенно необоснован,— заявил М. Эсхак.— Нам нужно оружие точного попадания, чтобы вести обстрел советских и афганских военных объектов, а также вести прицельный огонь по жилым кварталам в Кабуле, где проживают русские». Может быть, американцы возмутились такой разбойничьей просьбой? Отнюдь пет.

     К 15 ноября 1988 г., т. е. к сроку планировавшегося начала второго и последнего этапа вывода советских войск из Афганистана, нарушения женевских соглашений со стороны Пакистана и одного из гарантов этих соглашений — США достигли своего апогея. Военная обстановка в стране после заключения женевских соглашений еще более обострилась. В этих условиях советская сторона была вынуждена заявить о приостановке дальнейшего вывода из Афганистана войск. Выступая на брифинге в пресс-центре МИД СССР, первый заместитель министра иностранных дел А. А. Бессмертных подчеркнул, что советские войска уходят из Афганистана по доброй воле Советского правительства, они будут выводиться оттуда в условиях нормальной обстановки. Условия, которые сейчас пытаются навязать бандформирования оппозиции, не соответствуют задаче нормального вывода советских войск.

     В ноябре 1988 г. руководство РА выступило, с единственной целью приблизить политическое решение афганской проблемы, с инициативой проведения международной конференции под эгидой ООН с целью создания гарантий нейтрального статуса Афганистана и программы демилитаризации страны под международным контролем, а также предложило Совету Безопасности ООН рассмотреть с участием всех вовлеченных в афганскую проблему сторон практические и эффективные пути строгого осуществления женевских соглашений с тем, чтобы иностранное вмешательство было прекращено и афганские беженцы вернулись на родину. Идея созыва международной конференции была поддержана Советским Союзом, что нашло свое отражение в заявлении МИД СССР Председатель ИСМА Б. Раббани, что называется с порога, решительно отверг идею демилитаризации Афганистана. Одновременно он сообщил, что на встрече с вновь избранным президентом США Дж. Бушем он получил заверения, что новая администрация продолжит политику предыдущей администрации в отношении Афганистана.

     В связи с нарушением женевских соглашений Вашингтоном и Исламабадом, М. С. Горбачев, выступая 20 ноября 1988 г. в Дели во время церемонии вручения премии им. Индиры Ганди высказал, в частности, такую мысль: «…как видно, Пакистану и США трудно даются новые подходы к международным делам. Их действия создают впечатление, что нас хотели бы вынудить отказаться от соглашений (женевских), хотя тяжелые последствия этого очевидны».

     В сложной и противоречивой обстановке, сложившейся вокруг афганской проблемы, наша страна пошла на чрезвычайной важный в афганском конфликте шаг. Были начаты в ноябре 1988 г. прямые переговоры представителей Советского Союза и афганской вооруженной оппозиции с центрами в Пакистане — «альянса семи». Контакты были и ранее. Так, в 1982 г. советские военные вступили в контакт с Ахмад Шахом Масудом, контролировавшим до-липу Панджшир, и договорились о временном прекращении огня в районе этой долины. Это была несанкционированная свыше договоренность, носившая локальный характер и позволившая Ахмад Шаху Масуду укрепить свое положение в долине. В дальнейшем эта договоренность привела к обострению вооруженной борьбы в этом районе. Были и другие случаи таких контактов, связанные с переговорами о сдаче отдельных отрядов афганской вооруженной оппозиции или об обмене захваченных сторонами людей. На этот раз переговоры носили официальный характер. Первая встреча состоялась в Исламабаде 27 ноября 1988 г. Она проходила в МИД Пакистана. С советской стороны в ней участвовали четыре дипломата, аккредитованные в Исламабаде, со стороны ИСМА — доктор Г. Бахир и инженер А. Рахим. В центре встречи был вопрос об освобождении советских военнослужащих, захваченных в Афганистане. Естественно, переговоры вышли за эти рамки. Стороны условились о продолжении контактов.

     Следующая официальная, но уже более представительная встреча (или встречи) состоялась в Саудовской Аравии в городе Эт-Таифе в первых числах декабря 1988 г. С советской стороны в переговорах участвовал первый заместитель министра иностранных дел СССР, посол СССР в РА Ю. М. Воронцов, со стороны афганской вооруженной оппозиции лидер ИОА, председатель ИСМА В. Раббани. В состав делегации вооруженной оппозиции входили также лидер традиционалистского НФСА С. Мод-жаддиди и один из ближайших помощников Г. Хекматьяра — доктор Абдул Кадыр. Советская сторона стремилась использовать эти встречи и беседы для придания дальнейшего импульса афганскому урегулированию, в первую очередь — в деле прекращения войны, восстановления мира в Афганистане, создания в этой стране правительства на широкой основе. Стороны условились продолжить переговоры в Исламабаде. Переговоры между представителями Советского Союза и афганской вооруженной оппозиции проводились по согласованию с правительством Афганистана и руководством НДПА, которые одобрили их итоги.

     Чрезвычайно важное значение для решения афганской проблемы, имело выступление М. С. Горбачева на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 7 декабря 1988 г., в котором Генеральный секретарь ЦК КПСС сформулировал ряд предложений, дополняющих ноябрьскую резолюцию ГА ООН по Афганистану. Для безотлагательного достижения всеобъемлющего решения самими афганцами вопроса о правительстве на широкой основе предлагалось предпринять следующее: «с 1 января 1989 г. полностью и повсеместно прекратить огонь и все наступательные операции и обстрелы, сохраняя во время переговоров все занимаемые противостоящими афганскими группировками территории под их контролем; в увязке с этим с того же дня прекращаются поставки оружия всем враждующим сторонам; на период становления правительства на широкой основе, предусматриваемого в резолюции Гепассамблеи, направить в Кабул и другие стратегические центры страны контингент сил ООН под поддержанию мира; мы также обращаемся к генеральному секретарю ООН с просьбой способствовать скорейшей реализации идеи о проведении международной конференции по нейтралитету и демилитаризации Афганистана.

     Мы будем и впредь самым активным образом помогать залечивать раны войны, готовы сотрудничать в этом деле и с ООН, и на двусторонней основе.

     Поддерживаем предложение о создании под эгидой ООН добровольного международного корпуса мира для содействия возрождению Афганистана».

     Таковы были основные этапы борьбы за заключение женевских соглашений, за выполнение этих соглашений после их достижения со стороны Советского Союза и Республики Афганистан, а также реально мыслящих политических сил. Таковы были и сопротивление достижению этих соглашений и попытки воспрепятствовать их осуществлению.


Туман рассеивается

Категория - Политическое урегулирование афганской проблемы и его противники