Роль Пакистана в организации антиправительственного восстания 1975 г. в Афганистане

image

     Очень важна роль Пакистана в организации антиправительственного восстания 1975 г. в Афганистане. Афганские фундаменталисты, вставшие на путь вооруженной борьбы против республиканского режима М. Дауда, превратились в орудие пакистанских спецслужб, а затем и других недружественных Афганистану того периода сил.

     Пакистанскому правительству В. Бхутто нелегально! прибытие в Пакистан лидеров и активистов оппозиционных М. Дауду сил было как нельзя кстати: в это время вновь обострились афгано-пакистанские отношения из-за проблемы Пуштунистана.

     Афганистан использовал пуштунские племена для создания напряженности вдоль линии Дюранда. Правительство 3. Бхутто ответило на это проведением «политики «вперед» В этой ситуации, где чувствовалась и рука ЦРУ США, пакистанское руководство пошло на оказание помощи прибывшим афганским фундаменталистам. По некоторым данным, Пакистан тайно подготовил и обучил методам партизанской войны около 5 тыс. афганских фундаменталистов (цифра явно завышенная) в секретных лагерях, основным из которых являлся лагерь в Аттоке.

     По этим же данным, операция по подготовке афганских фундаменталистов, оснащению их оружием, финансированию «осуществлялась как чисто пакистанская операция, и пи иранцам, ни американцам, ни китайцам об этом не сообщалось». «В то время как сегодня сторонники Г. Хекматьяра высокомерно напоминают другим группам сопротивления, что они начали свою борьбу против „безбожного коммунизма» и других „неверных» еще в 1975 г.,— пишет западный исследователь,— высокопоставленные военные и гражданские лица из бывшего правительства Бхутто, располагающие достоверной информацией о тайных операциях против Афганистана, рассказывают совершенно иную историю. Эти официальные в прошлом лица утверждают, что Гульбуддин и другие, такие, как Б. Раббани из Исламского общества Афганистана, находились в Пакистане под контролем и прямым руководством правительства Бхутто. Вопросы снабжения, поставок, финансов во время панджарского инцидента решались пакистанскими властями».

     Исследователи пока не располагают документальными подтверждениями этой секретной операции пакистанских властей. Но факты и элементарная логика не оставляют в том никаких сомнений. Наивно полагать, что такая крупномасштабная операция против Афганистана с территории Пакистана могла бы быть осуществлена без ведома и участия правительства Пакистана и, возможно, других сил. Уже в паши дни, после подписания в Женеве в 1988 г. афгано-пакистанских соглашений по урегулированию вокруг Афганистана, Пакистан, на территории которого находятся многочисленные лагеря и базы по подготовке боевых отрядов афганской оппозиции, в том числе фундаменталистских, уклоняется от практического выполнения решения о закрытии этих баз и прекращения переброски оружия через границу в Афганистан. История повторяется, но в более крупных масштабах.

     Почему же восстание потерпело неудачу? Вопрос этот имеет важное значение для анализа причин упорного сопротивления афганской оппозиции, в том числе фундаменталистской, законному режиму, который установился в Кабуле после апрельской революции 1978 г. Найти в работах советских и зарубежных афганистов какого-либо анализа или хотя бы гипотез, которые помогли бы определить причины неудачи, автору не удалось. Полное молчание хранят об этом афганские фундаменталисты. Между тем, как представляется, эти причины могли заключаться в следующем. «Мусульманская молодежь» являла собой политический авангард правой радикальной мелкобуржуазной интеллигенции. Поставив перед собой две цели — борьбу против левых сил и свержение существовавшего режима с последующим созданием исламского государства, она неизбежно встала перед необходимостью поиска социальной опоры, выбора класса или сословия, которые могли бы, уверовав в ее идеи, пойти за ней на восстание или переворот. Организовать массовые выступления и беспорядки в Кабуле «Мусульманская молодежь» в принципе могла, но, видимо, сознавала, что режим М. Дауда при поддержке армии и полиции, а, если понадобится, то и левых сил быстро ликвидирует эти выступления, тем более что опыт подобных действий режим уже приобрел.

     Организовать заговор в армии фундаменталистам не удалось. Армия, с помощью которой М. Дауд совершил антимонархический переворот, была еще верна ему. Рабочий класс фундаменталистам был далек и чужд. Оставалось крестьянство. Работу среди крестьян организация вела активно. Ее члены регулярно выезжали во время каникул в деревню, распространяя фундаменталистские идеи, настраивая крестьян против правящих верхов как виновников всех зол и бед, против проникновения в страну растленной западной культуры и «безбожного коммунизма». Скромные масштабы работы в деревне явно не соответствовали поставленным задачам, т. е. поднятию вооруженного восстания по всей стране или в нескольких ее провинциях. Военные операции были начаты, видимо, под давлением пакистанских спецслужб, преследовавших свои собственные политические цели.

     Надежды фундаменталистов на победу оказались тщетными. Их боевые группы терпели поражение за поражением, не получая какой-либо поддержки со стороны крестьянства, что было закономерно. Отсутствовали причины — экономические, политические или социальные, которые побудили бы крестьянство подняться против режима М. Дауда. Интересы крестьянина замыкались на земле. Режим же М. Дауда не угрожал существованию сложившейся системы землепользования, не пытался, по крайней мере на этом этапе, осуществить радикальные аграрные преобразования, которые могли бы напугать или вызвать недовольство крестьян. Крестьянство относилось к верховной власти — королевской династии — как к священному, символу единства и независимости страны. «В отличие от многих колониальных и зависимых стран,— пишет в одной из своих работ известный советский ученый Р. А. Ульяновский,— в Афганистане борьба против английского колониализма за восстановление независимости проходила под руководством монархии. Последовавшая затем, в 70-е годы, эпоха „просвещенного абсолютизма» создала вокруг монархии ореол прогрессивной силы и оплота национального суверенитета».

     Монархия была упразднена, но во главе республики встал опять-таки представитель королевской династии, выходец из клана мухамедзаев, что могло восприниматься крестьянской массой как продолжение династической линии, тем более что переворот был бескровным. Следует учитывать и религиозность крестьянства. Оно могло прийти в движение, если бы почувствовало какую-то угрозу вере, но такой угрозы не последовало, и призывы фундаменталистов начать джихад — «священную войну» против правительства повисли в воздухе и авантюра фундаменталистов провалилась. «Всеобщее вооруженное восстание не состоялось,— писал один из наиболее серьезных зарубежных исследователей новейшей истории Афганистана Т. Амин,— поскольку парод отказался поверить в заявление повстанцев, что в Кабуле правит безбожный коммунистический режим».


Психотера­пия и психофармакотерапия

Категория - К истории современного афганского исламского фундаментализма (1963 - 1975 гг.)