Пуштунская и непуштунская исламская оппозиция

image

     Афганистан — многонациональное государство, где еще не решены национальные проблемы. Основными национальными группами являются пуштуны (более 8 млн человек), таджики (приблизительно 3 млн), узбеки (около 1,5 млн), хазарейцы (более 1 млн), туркмены (около 500 тыс.), белуджи (приблизительно 200 тыс.). Имеются немногочисленные группы других национальностей: чараймаков, нуристанцев, киргизов и т. д. Военно-политической опорой афганского государства являлись пуштуны с их вооруженными племенными ополчениями. Правящие круги Афганистана целенаправленно проводили политику обеспечения доминирующей роли пуштунов во всех областях жизни страны.

     Последние имели многочисленные официально и неофициально закрепленные привилегии: из них и частично из таджиков комплектовались госаппарат и офицерский корпус, пуштунские племена освобождались от налогов, от призыва в армию, им выделялись лучшие земли, в том числе в районах расселения нацменьшинств, наконец, правившие монархические династии были пуштунскими. Непуштунское население испытывало двойной гнет: как со стороны своих помещиков, ханов и беков, так и со стороны центральной власти, защищавшей интересы прежде всего пуштунов.

     Такая политика привела закономерно к национальной розни между пуштунами и другими национальностями Афганистана. На этот пласт национальных противоречий наслаивались противоречия между самими национальными меньшинствами. Такая гамма взаимоотношений между народностями привела к появлению националистических групп и организаций, выступавших с позиций защитников интересов нацменьшинств. Так, группа «Сетам-и   мелли»   («Национальный  гнет»)   стремилась объединить таджиков, узбеков и туркмен для борьбы против пуштунского засилья. Со своей стороны, пуштунская интеллигенция создала свою националистическую группу «Афган меллят» («Афганская нация»), стоявшую на панафганских позициях.

     Судя по заявлениям зарубежных авторов, даже левые прогрессивные группы «Хальк» и «Парчам», объединившиеся впоследствии в НДПА, формировались вначале отчасти по национальному признаку. С этим мнением можно спорить, но известная доля истины в нем есть.

     Народно-демократическая партия, пришедшая к власти в апреле 1978 г., не имела разработанного плана решения в стране национального вопроса, хотя ее программа декларировала необходимость его политического решения. Провозглашенное ею равноправие всех народностей, населяющих Афганистан, не получило закрепления практическими шагами. Более того, по мере возвышения X. Амина в руководстве партии, страны, в армии в госаппарате все отчетливее проявлялись элементы пуштунского великодержавного шовинизма. Второй этап апрельской революции, начавшийся в декабре 1979 г., во многом скорректировал линию партии в отношении национальных меньшинств, но какого-либо масштабного и комплексного решения этой жизненно важной для многонационального государства проблемы не было предложено. И это можно понять: для глубокого изучения и решения этого болезненного вопроса нужна спокойная политическая обстановка. Любое же решение в условиях гражданской войны было бы извращено оппозицией и международной реакцией и еще более могло осложнить ситуацию.

     Какова роль национально-этнического фактора в исламском оппозиционном движении в Афганистане? Одной из основных теоретических установок фундаменталистов является провозглашение принципа «исламской солидарности». Этот принцип отрицает географические, национальные и языковые барьеры внутри мусульманской общины — уммы. Фундаменталисты считают, что национализм есть порождение «западной культуры». Они заменили понятие «нация» другим, сформулированным еще Хасаном аль-Банной понятием «мусульманская нация».

     Используя принцип «исламской солидарности», основные фундаменталистские организации ИПА и ИОА стремятся собрать под своими знаменами как можно большее число представителей всех народностей страны, что позволило бы им выступать от имени всех народов Афганистана. Однако эта линия привела к тому, что в своей основе обе эти организации являются непуштунскими. Если в ИПА в городских организациях много городских пуштунов, то в вооруженных отрядах, действующих в сельских местностях, пуштуны не являются сколько-нибудь доминирующей силой. Сам Г. Хекматьяр — северный пуштун — не пользуется серьезным авторитетом в районах основного расселения пуштунских племен. В ЙОА преобладают таджики, затем узбеки и туркмены и лишь потом — пуштуны. Видимо, тот факт, что Б. Раббани является тадяшком, обеспечил ему поддержку именно в северных и западных районах, населенных в основном нацменьшинствами)

    Что касается фундаменталистских организаций — ИПА Ю. Халеса и ИСОА А. Сайяфа, то они являются пуштунскими. Это в какой-то степени компенсирует в рамках «четверки» в основном непуштунский характер ИОА и другой ИПА, позволяя тем самым фундаменталистам претендовать на представительство интересов всех народностей.

     Традиционалистская оппозиция, в которую, как сказано, входят три организации НФСА, НИФА и ДИРА, целиком пуштунская. Все три сориентированы на основные районы расселения пуштунских племен, каждый из их лидеров имеет влияние на те или иные племена, вернее, на их лидеров: С. А. Гилани — на руководителей ахмадзаев и сулейманхелей, М. Наби Мухаммади имеет влияние среди пуштунов юга и юго-запада страны, С. Моджаддиди — в приграничной с Пакистаном юго-восточной зоне расселения племен. У традиционалистов нет какой-либо программы по национальному вопросу. Они выступают за привычный ислам в его афганской интерпретации, за сохранение традиционных исламских и племенных «ценностей». Их национальный состав свидетельствует об их пуштунском национализме. Сила этого отряда оппозиции в том, что она опирается на поддержку части коренного населения страны — пуштунов, в этом как ни парадоксально и его слабость, поскольку отряд не охватывает представителей других национальностей, которые отнюдь не стремятся вернуться к временам, когда пуштуны были привилегированной частью населения.

     Национально-этническое разделение оппозиции отразилось  и  на  географических  районах  деятельности ее вооруженных отрядов. Практически нет ни одной оппозиционной организации, которая могла бы претендовать на то, что она действует в масштабах всей страны. И все же если сравнить в этом плане фундаменталистов и традиционалистов, то первые действуют на большей территории. Таким образом, национально-этническая принадлежность играет значительную роль в деятельности исламской оппозиции, отсюда большая ее часть раздроблена именно по национальным признакам, хотя некоторые ее отряды пытаются выйти за пределы этнических рамок и заявить о себе как о факторе общенациональном.


Трансформация американского капитализма

Категория - Состав исламской вооруженной оппозиции