Помощь афганской оппозиции

image

     Каким образом распределяется громадная иностранная помощь среди основных отрядов афганской оппозиции — фундаменталистского и традиционалистского? В начале 80-х годов официальная позиция фундаменталистов по отношению к американской и в целом западной помощи была сформулирована более или менее четко: фундаменталисты, руководствуясь своей стратегической линией «Ни Запад, ни Восток», не намерены принимать от США и стран Запада какую бы то ни было помощь. Лидер ИПА Г. Хекматьяр в своем выступлении в Тегеране перед западными журналистами в связи с этим заявил: «Мы боремся за свободный, независимый и мусульманский Афганистан… и примем помощь только от тех, кто разделяет эти наши цели или согласен с ними… Что касается помощи США и зависимых от них государств, то дело обстоит таким образом, что они не только не помогают и не могут помочь чистому исламскому движению Афганистана, но их вмешательство в дела афганской революции служит только уничтожению чистоты исламского движения…»

     Фундаменталисты упорно твердили, что они отказываются от принятия помощи от США и других западных стран, а также от правительств арабских стран, которые они не считали истинно мусульманскими. О помощи со стороны КНР руководители-фундаменталисты не упоминают ни на положительном, ни в отрицательном плане. Они утверждали, что получают помощь только из таких источников, как фундаменталистские круги и организации арабских стран, в первую очередь «Братья-мусульмане») и различных связанных с ними комитетов и фондов, таких, как «Джамаат-и-ислами» Пакистана и другие неправительственные фундаменталистские организации.

     Однако даже в тот период (начало 80-х годов) было ясно, что за названными источниками, без сомнения, скрывались другие поставщики помощи, о которых фундаменталисты прекрасно осведомлены, но не признаются в этом, поскольку такое признание подмочило бы «репутацию» оппозиции как независимой исламской силы. В числе таких поставщиков, как уже говорилось, были США, Саудовская Аравия, Пакистан и др. Обе стороны — поставщики помощи и ее получатели, прекрасно понимая цели и намерения друг друга, делают вид, что их ничто не связывает.

     Неискренность «непримиримой» позиции афганских фундаменталистов в отношении получения западной помощи разоблачило само время. Несмотря на заявления фундаменталистов о неприятии помощи, некоторые западные исследователи открыто писали, что если Г. Хекматьяр является категорическим противником Получения этой помощи, то А. Сайяф и 10. Халес признают возможность оказания помощи со стороны Запада, но без каких-либо условий». К числу последних относили и Б. Раббани. Но уже к середине 80-х годов лживость заявлений фундаменталистов о том, будто они не получают от США и других западных стран военной и финансовой помощи, ставшая слишком очевидной, больше не повторялась. Продолжал отрицать получение помощи один Г. Хекматьяр. В этой связи между ним и Б. Раббани, который после поездки в июне 1986 г. в США открыто стал настаивать на получении западной, и в первую очередь американской, помощи, впервые разгорелась дискуссия о том, как афганский фундаментализм должен строить свои отношения с США. Выделим из этой дискуссии моменты, относящиеся к вопросу о том, как ярые приверженцы ислама оправдывали получение военной помощи от «неверных». Б. Раббани, обосновывая свое обращение к правительству США за помощью в виде поставок оружия, ссылался на упоминаемый в истории ислама факт, когда пророк Мухаммад обратился с просьоои о предоставлении его отрядам оружия it миогобож-ннку Абу Суфияну.

     Парируя этот довод, Г. Хекматьяр заявлял: «В исламе нет оправдания тому, что мусульманин протягивает руку за помощью к неверному. Ислам всегда учит мусульманина, что он превосходит других и должен испытывать чувство превосходства… Что касается того факта, что Пророк одолжил оружие у Абу Суфияна, то это не может служить оправданием, так как Абу Суфиян после захвата Мекки (Мухаммедом.— В. С.) являлся одним из многобожников, ставших зиммиями (т. е. признавшими власть мусульман.— В. С), и нет никаких оснований сравнивать его, находившегося в подчинении у мусульман, с такими стремящимися к завоеванию всего мира державами, какими являются Россия и США».

     Не осталось в стороне от полемики и руководство Ирана. Оно также осудило поездку Б. Раббани в США и его обращение к ним за помощью. Президент Ирана Хаменеи на встрече с представителями афганских оппозиционных групп в Иране 1 июля 1986 г. заявил: «Исламские борцы в Афганистане должны соблюдать принцип «ни Восток, ни Запад». Сделка с одной из этих сил так же позорна и неприемлема, как и с другой. Никакой разницы здесь нет. Революция только тогда остается революцией, когда она независима. Если она стала зависима и опирается на одну из этих сил, то это уже не революция и не борьба, а политическая игра… Нельзя просить помощи, тем более у сверхдержав. Революция, которая хочет вести борьбу, опираясь на США или Советский Союз,— это уже не революция».

     Попытки афганских фундаменталистов представить дело таким образом, что они якобы не получают военную помощь от США и стран Запада, оказались полностью несостоятельными. Более того, как сообщает английский журнал «Нью стейтсмен», по свидетельству американских специалистов «с 1980 г. афганские фундаменталисты получили львиную долю американской и прочей военной помощи на сумму 2,1 млрд фунтов стерлингов»

     Традиционалистские оппозиционные организации — НФСА, НИФА и ДИРА, будучи открыто прозападными, использовали и используют все возможности для получения помощи из любого источника. Лидеры первых двух организаций — С. Моджаддиди и С. Гилани, симпатизирующие консервативным кругам США и стран Западной Европы, хорошо там известны. Для них вопрос о приемлемости западной помощи, в том числе оружием, вообще не существует.

Фундаменталисты и традиционалисты ожесточенно соперничают в области распределения поступающей напрямую и через Пакистан финансовой и военной помощи, за приобретение новых и удержание прежних источников этой помощи. В этой борьбе лидеры и тех и других организаций пускают в ход все средства, начиная от взаимных обвинений в коррупции, присвоении чужих средств и кончая вооруженными нападениями на склады «противных» организаций и захватами друг у друга караванов, перевозящих оружие из Пакистана на афганскую территорию муджахедам.

     Помощь афганской оппозиции превратилась в объект противоречий и соперничества не только между штаб-квартирами в Пешаваре, но и между этими штабами, с одной стороны, и их вооруженными отрядами на территории Афганистана — с другой. Полевые командиры обвиняют штаб-квартиры своих организаций в сокрытии и присвоении поставляемого оружия, боеприпасов, продовольствия, в неравномерном их распределении и даже в спекуляции. Критикуя штаб-квартиры своих партий, называют их руководителей «владельцами пешаварских дуканов». Один из таких командиров Анвар Амин, по словам американского автора, заявил: «… Они делают бизнес на нашей крови».

     Страны и организации, оказывающие помощь оружием афганской оппозиции, и в первую очередь США и Саудовская Аравия, используют помощь как способ давления на нее с целью побудить оппозицию быть более послушной и следовать путем, определенным для нее донорами этой помощи.


Влияние на растения

Категория - Вмешательство международной реакции во внутренние дела Афганистана