Особенности деятельности проиранской афганской оппозиции на территории Афганистана

image

     Если не вдаваться в подробности практической деятельности проиранской афганской оппозиции на территории Афганистана, которая по своему характеру во многом схожа с деятельностью суннитских оппозиционных организаций с центрами в Пакистане, то можно определить некоторые ее особенности. К их числу относятся:

  1. Афганские исламские оппозиционные группы и организации с центрами в Иране по своему национальному составу — непуштунские, их члены — в основном хаза-рейцы и туркмены, т. е. представители национальных меньшинств Афганистана.
  2. С точки зрения принадлежности к тому или иному течению в исламе организации шиитские. Известна лишь одна небольшая группа афганцев-суннитов, отколовшаяся от пешаварского «альянса семи» и укрывшаяся в Иране (Общество улемов Афганистана под руководством моулави Мохиэддина Хаддама).
  3. Шиитская оппозиция не имеет собственных политических и идеологических взглядов, придерживается навязанными ей иранским руководством политическими установками. По существу, этот отряд оппозиции служит военно-политическим орудием для воплощения в жизнь идеи о «всемирной исламской революции».

     Отмеченные особенности афганской проиранской оппозиции ограничивают ее потенциальные возможности в борьбе за власть в Афганистане рамками национального и религиозного меньшинства, которое не может претендовать на власть в масштабах всей страны. Поэтому иранское политическое руководство, сохраняя афганскую шиитскую оппозицию в качестве военно-политического резерва, постоянно держит в поле своего внимания основной, суннитский отряд афганской оппозиции — Исламский союз моджахедов Афганистана (ИСМА) с центрами в Пакистане.

     Что можно сказать об отношениях между иранским политическим руководством и пешаварским «альянсом семи»? Как отмечалось ранее, иранское руководство не может игнорировать этот основной отряд афганской вооруженной оппозиции. Подмяв под себя послушные афганские шиитские группы, иранское руководство не может не установить союзные или, по крайней мере, «дипломатические» отношения с оппозицией, которая претендует на власть в Афганистане в масштабах всей страны. В свою очередь, оппозиция с центрами в Пакистане не могла игнорировать Иран — первое исламское фундаменталистское, пусть и шиитское, государство. В силу ряда причин она была заинтересована в установлении с Ираном союзнических отношений. Сразу оговоримся: иранское руководство, признавая фундаменталистский отряд суннитской оппозиции в качестве «истинной» исламской силы, начисто отказывает в своем признании афганским традиционалистам, феодально-монархической оппозиции. Иранское политическое руководство по этому поводу заявляет: «…Поскольку за 40 лет правления Захир Шаха афганские шииты были самым обездоленным и угнетенным слоем общества, поскольку именно они более других ощущали на себе гнет королевского режима, примирение шиитов Афганистана с режимом Захир Шаха абсолютно невозможно».

     Если быть точным, то отношения существуют не между всем «альянсом семи» в Пешаваре и Ираном, а между ИРИ и фундаменталистской частью альянса. Отношения эти непростые, в их истории были периоды и тесного сотрудничества, и взаимных нападок, они иногда свертывались до минимума, а продолжают существовать, поскольку обе стороны хотят извлечь из них определенные политические дивиденды для себя.

     Поддерживая связи и оказывая некоторую помощь афганским фундаменталистам-суннитам, в Тегеране рассчитывают, что в случае победы афганской суннитской оппозиции к власти в Афганистане придут именно фундаменталистские организации во главе с Г. Хекматьяром и Б. Раббани. Считаясь с такой возможностью, но в то же время стремясь реализовать потенциал проиранской шиитской оппозиции, руководители Ирана возлагают надежды на то, что им удастся в будущем закрепить свое влияние в шиитских районах Афганистана, таких, как Хазараджат, Герат, в некоторой степени Балх. Высказывались мнения и в пользу создания в Афганистане в будущем так называемого Союза федеративных суннитской и шиитской исламских республик.

     Лидеры афганских фундаменталистов также заинтересованы в поддержании отношений с руководством ИРИ. Причин здесь несколько. Во-первых, Иран — единственная мусульманская страна, в которой осуществлена, как они считают, исламская революция и которая провозгласила в качестве основы своего внешнеполитического курса лозунг «Ни Запад, ни Восток», а его руководство — (единственное пришедшее к власти фундаменталистское руководство, хотя и принадлежащее к шиитскому течению в исламе. С точки зрения «чистоты» исламских принципов взгляды иранского руководства, хотя и с определенными оговорками, в какой-то степени близки афганским фундаменталистам. Во-вторых, в Иране сосредоточена вторая по численности афганская колония эмигрантов ;и беженцев и потому фундаменталисты не могут игнорировать эту, пусть шиитскую, но все же часть населения Афганистана. Используя возможность ведения в Иране пропагандистской деятельности, они пытаются оказать на афганских шиитов в Иране выгодное для себя влияние. B-третьих, в Тегеране, Мешхеде и других городах Ирана действуют официальные представительства ИПА и ИОА, печатается литература, пресса, листовки для последующего распространения в Афганистане.


Изменения в экономике и общественном строе Монголии во второй половине XIX в.

Категория - Афганская вооруженная оппозиция с центрами в Иране