Исламское общество Афганистана (ИОД)

image

     Данная организация возникла, как и ИПА, на основе «Мусульманской молодежи». Программа и устав ИОА аналогичны, а в некоторых частях идентичны соответствующим документам ИПА вплоть до трех стадий повиновения. Являясь второй после ИПА по численпости и организованности оппозиционной организацией, она также осуществляет контроль за приемом в общество новых членов, хотя, видимо, не столь строгий, как ИПА.

    Вооруженные действия отряды ИОА ведут главным образом в северных провинциях: Герате, Бадгисе, Фарьябе, Джаузджане, Балхе, Самангане, Кундузе, Тахаре, Баглане, Бадахгаане, а также Пандягагирской долине. Национальный состав общества еще более разнороден, чем в ИПА, здесь в первую очередь представлены народности севера страны — таджики, туркмены, узбеки, а уже затем — пуштуны. Социальная база кадрового и руководящего состава ИОА та же, что и ИПА. В имеющемся у автора официальном списке   56   полевых   командиров ИОА названы 5 судей, 4 преподавателя, 2 врача, 3 военнослужащих, 5 инженеров, 5 моулави, 1 мулла, 1 профессор (видимо, теологии). Род занятий остальных не указан. Массовой базой вооруженных отрядов ИОА в сельских местностях является крестьянство. Структура ИОА идентична  с  ИПА.  Данные  о  национальном составе, структуре, численности держатся в секрете. По, видимо, завышенным сведениям, на источник которых уже делались ссылки выше, ИОА насчитывает в своих рядах до 15 тыс. официальных членов и 25 тыс. кандидатов в члены и последователей.

     В Афганистане ИОА имеет сеть исламских комитетов, называемых амиратами, осуществляющих функции органов местной власти вплоть до сбора налогов с населения контролируемых районов. Помимо амиратов и амиров — гражданской структуры власти, существует структура военная — система «фронтов», объединяющих несколько вооруженных отрядов на территории одного уезда, волости. Руководство военными действиями в северных провинциях Балх, Тахар, Саманган, Кундуз, Баглан, Джаузджан, Бадахшан осуществляет «главное командование вооруженными силами на севере страны».

     Главное внимание ИОА придает действиям своих вооруженных отрядов в провинции Герат и в ее столице в г. Герате. В Герате создан главный амират. Анализ сообщений печатного органа главного амирата подпольного ротаторного листка «Шахадат» показывает, что, например, в октябре—ноябре 1984 г. па территории провинции попеременно вели боевые действия 6 батальонов «дивизии Хазрата Хамзы» п 11 «фронтов». Состав батальонов и «фронтов» с течением времени изменялся: в марте 1985 г., по тем же данным, действовали 9 батальонов дивизии Хазрата Хамзы» и 13 «фронтов». Известной фигурой в военной структуре ИОА является Ахмад Шах Масуд, создавший в долине р. Панджшир укрепленный район. Западная пресса часто пишет об Ахмад Шахе Масуде как о примере выдвижения на первый план оппозиции молодых и способных командиров, призванных постепенно заменить нынешнее руководство оппозиции, отсиживающееся в Пешаваре. В 1985—1986 гг. Ахмад Шах Масуд являлся командующим фроптами ИОА северных провинций.

     Главой организации, ее лидером является профессор теологии Бурхапуддии Раббани. Он родился в 1941 г. в г. Файзабаде (центр провинции Бадахшан), в семье крупного скотовладельца, по национальности — таджик из племени яфтали. Закончил Кабульский теологический лицей Абу-Хапифа, затем теологический факультет Кабульского университета.  Получив университетский диплом, поступил в Каирский теологический университет Аль-Азхар, где близко сошелся с членами экстремистской фундаменталистской организации «Братья-мусульмане». После возвращения в Кабул (1968 или 1969 г.) преподавал философию на факультетах теологии, литературы, политических наук Кабульского университета. Вошел в руководство «Мусульманской молодежи».

     Как уроженец Бадахшана и таджик по национальности наибольшее количество сторонников и последователей имеет на севере страны и особенно в провинции Бадахшан. Он автор нескольких книг по теории ислама, как теолог достаточно хорошо известен среди зарубежных мусульманских богословов, поддерживает связи с арабскими мусульманскими деятелями Египта, Саудовской Аравии, княжеств Персидского залива, с богословами в Иране, с руководством «Джамаат-и-ислами» и «Джамаат-и-улема» в Пакистане. Б. Раббани не на словах, а на деле сумел привлечь в свою организацию некоторое количество шиитов. Его связи с шиитским руководством Ирана более тесны, чем у Г. Хекматьяра. Некоторые авторы считают самого Б. Раббани шиитом. Но нет никаких данных, которые подтверждали бы это. В то же время все документы ИОА, его печатные издания, вся практическая деятельность носят суннитский характер.

     Б. Раббани ведет полемику с Г. Хекматьяром о приоритете в афганском фундаменталистском движении, полемика приобретает все более политический характер и острые формы. Еще в 1979 г. печатный орган ИОА в Европе газета «Пайями Афганистан» писала: «К сожалению, некоторые издания, в которых рассказывается об истории ИОА, допускают отклонения от истины. ИОА основана в 1957 г.

     Как уже отмечалось, Б. Раббани отличается большими, чем Г. Хекматьяр, прагматизмом и гибкостью, что проявилось, в частности, в некоторых особенностях его подхода к участию США в решении афганской проблемы. До середины 1986 г. он занимал такую же жесткую линию, как и Г. Хекматьяр, по отношению к США, рассматривая их в свете лозунга «Ни Запад, ни Восток» — как «сатанинскую силу» (хотя уже ранее были сведения, что он более благосклонно, чем Г. Хекматьяр, относится к получению американской помощи). В июне 1986 г. Б. Раббани совместно с традиционалистскими руководителями посетил Вашингтон и вел переговоры с президентом США Рейганом об американской помощи афганской оппозиции. После поездки отношения с Г. Хекматьяром (еще более обострились, значительно осложнились также его отношения с иранским руководством.


Правдивое изображение характера в движении

Категория - Отряды оппозиции и основные афганские исламские партии в Пакистане и их вооруженные отряды