Исламская партия Афганистана (ИПА)

image

     Партия возникла на базе организации «Мусульманская молодежь» — единственная оппозиционная организация, именующая себя партией (все остальные называют себя обществами, фронтами, движениями). ИПА, имея черты политической партии, строит свою деятельность на принципах военной организации. В одном из документов ИПА по этому поводу говорится: «Исламская партия — это не политическая партия, являющаяся орудием в руках влиятельных деятелей. Ее члены — это не члены политических партий и организаций, которые в своей личной и общественной жизни не связаны какими-либо обязательствами и при достижении своих целей не останавливаются перед любыми преступлениями… Исламская партия — это движение, это принципы, регулирующие различные стороны ее членов и функционеров в рамках определенных положений…» И далее: «С точки зрения своей деятельности наша организация является полностью военной, основные элементы строительства которой составляют повиновение и дисциплина».

     Основной целью партии и «единственным путем разрешения всех проблем и трудностей человечества» является «установление спасительного исламского строя», содействие «распространению во всем мире учения ислама и Аллаха». Так говорится в ее программе. Она изобилует радужными обещаниями практически всем афганцам: борьбу со взяточничеством, «неисламским обогащением» чиновников, за улучшение обращения с «несчастными и беззащитными» заключенными в тюрьмах.

     Крестьянам: ликвидацию незаконного землепользования, предоставление беспроцентных ссуд на освоение земли, семян для посевов и т. д. Что касается внешней политики организация провозглашается «сторонницей мира и безопасности», поясняя при этом, что с ее точки зрения «отсутствие войн еще не означает мира и безопасности». «Мы считаем,— заявляют авторы программы,— борьбу с колониализмом Востока и Запада основной задачей пародов и мы направим все свои возможности и силы на ликвидацию этого колониализма». Далее в программе говорится: «Мы не допустим, чтобы наша страна стала членом военных блоков и принимала участие в гонке вооружений… Нами не будут признаваться международные договоры и резолюции, противоречащие исламу».

     Программа ИПА пронизана духом воинствующего ислама. Громкие заявления о «справедливости», «колониализме», «угнетении» и т. д. не могут скрыть ее реакционности. Теоретически двери партии открыты для всех верующих мусульман, признающих ее программу, устав и ведущих «праведный» образ жизни. В документах ИПА, ее печатных изданиях нет ссылок на национальность ее членов, замалчивается также социальная принадлежность членов партии, что затрудняет анализ ее классового и национального состава. О социальном составе организации в городе могут свидетельствовать следующие данные: к февралю 1981 г. в кабульской городской организации ИПА состояло на учете 2179 человек: учащихся лицеев и средних школ — 622, студентов — 573, госслужащих 213, военнослужащих — 156, учителей и преподавателей — 132, лиц «свободных профессий» — 101, рабочих и наемных работников — 73, сотрудников царандоя (народной милиции) — 32, женщин — 15. Обращает на себя внимание отсутствие в организации профессиональных служителей религиозного культа. Из 156 военнослужащих — членов ИПА имели звание от майора до полковника 12 человек, от младшего лейтенанта до капитана — 30 человек, серлаптские звания — 29 человек, слушателей военной академии было 19 человек, курсантов военного училища — 7 человек, остальные 66 человек — рядовые.

     Приведенные данные показывают, что кадровую основу исламской фундаменталистской оппозиции в городе составляют представители средних городских слоев, в первую очередь учащиеся и студенчество. Естественно,’ что в сельских местностях социальный состав иной, но в любом случае костяк ИПА, ее кадровый состав — это представители средних городских слоев. Как уже говорилось, руководство ИПА замалчивает ее национальный состав, поэтому определить его можно только весьма относительно, с помощью косвенных данных и источников. Так, бывший член ИПА А. Ульфат, утверждает, что большинство членов организации являются выходцами из провинций Пангархар, Пактия, Купар, Кабул, частично из северных районов страны, а основные языки, на которых говорит большинство членов ИПА,— пушту и дари.

     Автор настоящего исследования проанализировал журналы ИПА, издаваемые в Пакистане и имеющие специальные разделы о шахидах, т. е. погибших членах организации, и проделал простые расчеты. Оказалось, что из общего числа шахидов ИПА нет ни одного выходца из провинций Каписа, Самангаи, Бадгис, Гур, Фарах, Ним-руз. В то же время их число в процентах распределяется следующим образом: уроженцев Кабульской провинции — 18, провинции Баглан — 12, Пактии — 8,7, провинции Лагман — 8,6, провинции Кандагар — 7,5, Тахар — 7, Кундуз — 6, Парван — 4,3, Фарьяб и Гильмед — по 4, Газни и Днаузджап — по 3,4, Купар и Напгархар — по 2,8, Бадахшан и Балх — по 2, Логар — 1,5, Герат — 1,3, Бамиян — 0,8, Заболь — 0,3 и Пактика — 0,1%.

     Таким образом, на основе имеющихся данных можно сделать вывод, что ИПА имеет наибольшее влияние прежде всего в Кабуле и Кабульской провинции, отчасти — в юго-восточных районах расселения пуштунских племен, также отчасти — на севере страны (по убывающей с востока на запад) и наименьшее влияние на западе, юго-западе страны. Партия наиболее опасна в городских центрах, в первую очередь в Кабуле, и в районах, прилегающих к этим центрам. Национальный состав руководства ИПА неоднороден, но преобладают в нем таджики и пуштуны (главным образом городские и переселенцы из основных районов расселения).

     Организационные принципы ИПА в целом идентичны структуре других исламских фундаменталистских организаций (афганское ИОА, пакистанское «Джамаат-и ислами», арабские «Братья-мусульмане»). Высшим руководящим органом организации является Центральный совет (шура), который возглавляет лидер партии (амир). В случае, если амир утрачивает доверие членов совета и не в состоянии привлечь их к сотрудничеству, то в соответствпи с положением он должен, заботясь о судьбе движения, подать в отставку. Принято считать соответствующий пункт упомянутого положения о взаимоотношениях между амиром партии и Центральным советом чисто теоретическим, особенно учитывая авторитарные методы управления партией Г. Хекматьяра. Однако в истории ИПА был случай, о котором ныне редко кто знает, когда в апреле 1976 г., после разгрома восстания, Г. Хекматьяр сложил с себя полномочия амира ИПА (а возможно, был отстранен от руководства) «в связи с уходом в шариатское убежище», т. е. после эмиграции в Пакистан и был заменен Казн Мухаммадом Амином и только в январе 1979 г. Г. Хекматьяр вновь был избран амиром партии.

     Исполнительный комитет ИПА состоит из руководителей функциональных комитетов, основными из которых являются: военный, финансовый, административный, юридический, плановый, по вопросам культуры, образования, здравоохранения, беженцев. Через эти комитеты исполком руководит деятельностью соответствующих исламских провинциальных комитетов на территории РА, а через провинциальные комитеты — деятельностью уездных, волостных и деревенских исламских комитетов. Военный комитет руководит военными действиями на территории Афганистана.

     Определение численности ИПА, как и любой другой афганской оппозиционной организации, представляет особую трудность, так как отсутствует какая бы то ни было информация, кроме той, которая иногда проскальзывает в заявлениях руководителей оппозиции и которая, естественно, не является достоверной. Трудность состоит еще и в том, что фундаменталистские и традиционалистские организации по-разному подходят к самому понятию членства. Фундаменталисты разработали (и позаимствовали у «Братьев-мусульман») строго регламентированную систему членства и следуют ей, в то время как традиционалисты используют принципы мюридизма, т. е. систему религиозных последователей без формально фиксируемого членства и официально закрепленных обязательств.

     Руководство фундаменталистов зачастую сознательно ограничивает прием в кадровые члены партии, добиваясь повышения степени надежности и преданности партийных рядов. Но кадровый состав лишь костяк организации, верхушка айсберга. Помимо него имеется категория «рокнов» — «столпов», кандидатов в члены партии, единомышленников, значительно более широкая, члены которой принимают участие в вооруженной борьбе или выполняют в рамках партии иные функции, но еще не прошли все необходимые для принятия в члены организации стадии подготовки, проверки, идеологической и психологической обработки. Так, в ИПА предусмотрены три стадии подготовки к вступлению в партию. Первая — «ознакомление». На этом этапе кандидат должен проявить себя в деле пропаганды общих идей партии путем индивидуальных бесед, чтением проповедей, распространением литературы. Второй этап — «пробуждение». В этот период кандидат вырабатывает у себя умение повиноваться, переносить тяготы борьбы, занимается «самоочищением». Наконец, третий этап — «утверждение», в ходе которого усилия испытуемого направлены на то, чтобы стать полноценным участником джихада. «Этот этап является настолько серьезным испытанием,— говорится в одном из документов партии,— что только искренние и чистые элементы могут пройти его… На этом этапе только полное повиновение может стать залогом успеха и победы». Прошедшие три этапа проверки и обработки принимаются в число организованных членов.

     Вокруг костяка организации группируется самая массовая часть организации — лица, находящиеся под идейным, религиозным влиянием партии или ее отдельных деятелей, экономически или по иной причине зависимые от нее. В своем большинстве это крестьяне, ремесленники, люмпены, люди с крайне низким уровнем общественного сознания, неграмотные, забитые, обманутые.

     По заявлениям одного из зарубежных исследователей, на конец 1982 г. в ИПА состояло в качестве организованных членов предположительно 30 тыс. человек, а число последователей достигало 67,5 тыс. человек Автор тут же оговаривается, что «эти числа субъективны и должны восприниматься как приблизительные».

     Несколько слов о лидере ИПА Г. Хекматьяре. Родился он в 1944 г. в уезде Имам Сахиб провинции Кундуз в семье «земледельца». По национальности — пуштун из племени харути, много лет назад переселенного на север страны из основных районов расселения пуштунских племен (поэтому он не имеет глубоких этнических связей с основными пуштунскими племенами и сколько нибудь значительного влияния среди них). Ранее мы уже проследили его биографию. Что касается его личных качеств, то следует отметить такие, как сильная воля, целеустремленность, стремление к авторитарному руководству, ораторское искусство, жестокость. Вот что пишет о нем уже упоминавшийся в данной работе афганский фундаменталист А. Р. Ульфат, впоследствии поплатившийся своей жизнью за свои взгляды и характеристики: «Хекматьяр имеет мудрость анализировать события и быстро ставить на колени своих противников, используя доводы о необходимости единства. Пуская в ход различные средства, он получает секретную информацию о деятельности других партий. Он концентрирует усилия на нужном направлении… В этой партии вообще нет другой личности, которая после Г. Хекматьяра могла бы руководить ею, если она сразу же не распадется на части».


Драматичность событий

Категория - Отряды оппозиции и основные афганские исламские партии в Пакистане и их вооруженные отряды