Афганские беженцы

image

     Фундаменталисты и их организации — ИПА и ИОА, прозябавшие в Пакистане с 1975—1976 гг., расценили приход большого числа афганских беженцев как важное событие. Руководители исламской оппозиции увидели в миллионах беженцев, оказавшихся на чужой земле, в полной экономической зависимости как от местных властей, так и от своих маликов, ханов и мулл, сомкнувшихся с организованной исламской оппозицией, ту силу, которую можно использовать в своих интересах.

     «С началом притока беженцев,— говорится в докладе Института ООН по исследованиям социального развития (UNRISD),—партии моджахедов упрочили свои позиции в Пакистане как перед лицом местных провинциальных властей, так и среди беженцев. Правительственные власти, видимо, сотрудничают с ними в целях опознания беженцев и их регистрации. … Спустя некоторое время после начала притока беженцев партии моджахедов, видимо, успешно вовлекли в свои ряды лидеров общин беженцев, а эти лидеры, в свою очередь, привлекли рядовых беженцев — крестьян».

     Социальный состав беженцев представляет собой как бы срез, отражающий социальное устройство афганской деревни, племени: от безземельных крестьян до крупных помещиков, от родовых членов племени до ханов. Помещики, купцы предпочитают селиться в городах. Социальная структура лагеря-деревни подобна структуре деревни, племени. Существуют советы старейшин, избирающие маликов. Те, в свою очередь, являются связующим звеном между беженцами и пакистанской администрацией лагеря-деревни, а также между данной общиной беженцев и другими их общинами. Свои обязанности в каяедом лагере-деревне выполняют деревенские муллы.

     Что можно сказать об отношениях между афганскими беженцами и местным населением? Они варьируются от «вооруженного нейтралитета» до открытой вражды, порой переходящей в вооруженные столкновения. Вначале противоречия носили экономический характер: местное население страдало от выпаса скота беженцев на пастбищах пакистанских деревень, от вырубки леса на дрова, от конкуренции дешевой рабочей силы. Затем экономические противоречия переросли в социальные и политические. Местное население перестало чувствовать себя в безопасности из-за наличия по-соседству центров по подготовке вооруженных отрядов исламской оппозиции, из-за постоянных диверсий в расположении этих баз — взрывов, поджогов, убийств. Недовольство местных пуштунских племен все чаще принимает форму открытых выступлений против афганской исламской оппозиции и пакистанских властей. Крупнейшими из них были выступления в конце 1985 г.— начале 1986 г. пуштунских племен африди и шинвари в районе Хайберского перевала. Племена требовали ликвидации расположенных на территории их расселения баз афганской исламской оппозции, складов оружия и боеприпасов, требовали нормализации пакистано-афганских отношений. В карательных операциях против пуштунских племен вместе с пакистанскими войсками участвовали отряды афганской оппозиции.

     Женевские соглашения по Афганистану предусматривают обеспечение свободного возвращения афганских беженцев на свою родину. Однако афганская исламская оппозиция, и в первую очередь афганские фундаменталисты, понимая, что возвращение беженцев лишит их людских резервов, находящихся в их распоряжении, принимает все меры к тому, чтобы воспрепятствовать уходу беженцев из Пакистана в Афганистан. По состоянию на конец 1989 г. это им удавалось. Афганские беженцы в Пакистане (и Иране) по-прежнему остаются заложниками афганской исламской контрреволюции.


Произведения М. Ауэзова.

Категория - Апрельская революция 1978 г.: ее некоторые особенности