Афганская проблема после Женевы

image

     Большинство стран мира приветствовало женевские соглашения. Афганистан и Советский Союз приступили к их выполнению: 15 мая 1988 г. в соответствии с разработанным графиком начался вывод из Афганистана советских войск. Согласно этому графику, к 15 августа 1988 г. было выведено 50% советских войск, остальные 50% подлежали выводу с 15 ноября 1988 г. до 15 февраля 1989 г. Сегодня можно сказать, что СССР выполнил свое обязательство. Выше было отмечено, что женевские соглашения были одобрены большинством стран. Но не всеми. Одной из стран, выступивших против соглашений, был Иран. Немедленно после подписания соглашений МИД Ирана направило в ООН официальное заявление, в котором соглашения расценивались как недействительные на том основании, что они подписаны «незаконным» кабульским режимом и игнорируют афганских моджахедов.

     Правящие круги некоторых стран, не отвергая соглашений, в то же время рассматривали их только как документ, фиксирующий обязательство Советского Союза вывести в обозначенные сроки свои войска.

     Что касается афганской вооруженной оппозиции, то она сразу же и категорически отвергла женевские соглашения. Еще до их подписания, даже до начала нового раунда переговоров 2 марта 1988 г., которые завершились их подписанием, ИСМА объявил о создании в Пешаваре «временного правительства» Афганистана во главе с Ахмад Шахом, одним из деятелей Исламской партии Афганистана Ю. Халеса. Моято предположить, что подоплека создания этого «правительства», которое с неодобрением было встречено даже американскими правящими кругами, о чем будет сказано ниже, заключалась в следующем: афганская вооруженная оппозиция понимала, что афгано-пакистанские переговоры в Женеве приближаются к своему завершению, что эти соглашения будут подписаны без их участия. Поэтому она оказывала на пакистанское руководство давление с тем, чтобы последнее выдвинуло на женевских переговорах в качестве условия подписания документов требование о создании альтернативного кабульскому правительство, которое и подписало бы соглашения вместо правительства Республики Афганистан, что и было выполнено пакистанской стороной. Вот в расчете на успех подобного маневра и было срочно создано «временное» или «переходное» правительство Ахмад Шаха.

     Были и иные причины спешного создания этого «правительства». К их числу можно отнести растущую самостоятельность «полевых» командиров оппозиции, действующих в самом Афганистане, а также активизацию сторонников Захир Шаха как в самом ИСМА, так и вне рамок этого союза. «Временное правительство» обратилось к руководству Пакистана, США, Саудовской Аравии, Ирана и других стран, а также в Организацию Исламская конференция (ОИК) с просьбой об официальном признании. Ни одно из названных государств и ОИК не дали положительного ответа на это обращение. В марте 1988 г. в Амман, где состоялась очередная конференция ОИК, прибыла делегация ИСМА из 14 человек — по два представителя от каждой партии «альянса семи». Представитель делегации Мир Хамза (одип из руководителей ИОА) обратился к конференции с просьбой признать «переходное правительство» во главе с Ахмад Шахом. Однако конференция не удовлетворила эту просьбу. Министр иностранных дел Иордании Тахер аль-Масри заявил, что ОИК не может изменить статус представителей ИСМА и перевести их из числа наблюдателей при ОИК в члены организации, поскольку они не представляют всю страну.

     Руководство Пакистана словами государственного министра иностранных дел 3. Нурани в ответ на просьбу ИСМА о признании «временного» или «переходного» правительства заявило, что Пакистан «с пониманием и позитивно» рассмотрит просьбу ИСМА о признании временного правительства, которое должно отвечать положениям международного права и следующим трем условиям: оно должно контролировать значительную часть территории страны, осуществлять управление этой частью территории и пользоваться поддержкой населения этой территории. Как видим, эти наставления афганской контрреволюции со стороны ее ближайшего союзника весьма напоминают советы, которые представители афганской оппозиции получили в Вашингтоне в июне 1986 г. Признания пакистанского руководства не последовало, но пути для достижения этого признания были очерчены довольно четко.

     В июне 1988 г. альянс шиитских афганских оппозиционных организаций с центрами в Иране заявил, что «временное правительство», созданное в Пакистане, обречено. В заявлении говорилось, что единственно возможное и практическое решение вопроса о будущем Афганистана заключается в сформировании «революционного совета» с участием всех шиитских и суннитских группировок, базирующихся как в Иране, так и в Пакистане. Заявление шиитских оппозиционных организаций, переданное по тегеранскому радио, отражало отношение к «переходному» правительству Ахмад Шаха, не только шиитских оппозиционных организаций, но и руководства Ирана.

     Не откликнулась на обращение ИСМА о признании «переходного» правительства и администрация США. Причин тому несколько. Если вернуться назад, в июнь 1986 г., когда в Вашингтоне состоялась первая встреча президента с делегацией афганской вооруженной оппозиции во главе с Б. Раббани, то надо вспомнить, какие положения выдвинуло руководство США в качестве условий для официального признания правительства, которое тогда только собирался создать ИСМА.

     Основным условием было наличие общих признаков правительства: контролируемая и управляемая им территория (в условиях Афганистана «освобожденные районы»), способность обороны этой территории, в том числе средствами ПВО, создание правительства не в эмиграции, а на территории самого Афганистана. Кроме того, настоятельно рекомендовалось достижение единства в рядах оппозиции, широкий выход на международную арену, завоевание авторитета в Движении неприсоединения, в ОИК. Подразумевалось, что признание со стороны США последует после признания со стороны исламских стран и организаций. Несмотря па оптимистические заверения Б. Раббани, ни одно из этих условий к моменту создания правительства во главе с Ахмад Шахом полностью выполнено не было. В то же время обстановка в Афганистане по сравнению с тем периодом значительно изменилась, и прежде всего в том смысле, что было принято политическое решение о выводе советских войск.

     Казалось бы теперь, в этих новых условиях американцы могли бы пойти на официальное признание своих подопечных. Но этого не произошло. Более того, еще накануне создания правительства Ахмад Шаха американцы рекомендовали руководству Пакистана и ИСМА воздержаться от этого шага, рассматривая его как «преждевременный и неуместный». Известно, что в американских правящих кругах отсутствовало единство взглядов по этому вопросу. Такие ястребы й покровители афганской вооруженной оппозиции, как сенатор Гордоп Хамфри, побуждали администрацию открыто приветствовать создание «кабинета» Ахмад Шаха. Государственный департамент занимал сдержанную позицию. На слушаниях в сенате Гордону Хамфри отвечал заместитель госсекретаря США по политическим делам Майкл Армакост, который ограничился тем, что зачитал заранее заготовленный текст, в котором была выражена надежда, что афганцы смогут сами «разработать процесс избрания правительства, которое будет представлять афганское общество» и что «они (пешаварские моджахеды) не начали действовать как правительство».

     Осторожность США продиктована несколькими соображениями. Во-первых, вопреки американским рекомендациям правительство создано не на афганской территории. Во-вторых, существовали опасения, что пешаварская группировка по мере развития событий может оказаться «не у дел», что президент Наджибулла «может остаться у власти дольше, чем думают», как выразился один из американских официальных чиновников что численное большинство и преимущественное влияние в «кабинете» Ахмад Шаха исламских фундаменталистов усилит раскол среди моджахедов, что в состав «правительства» не вошел ни один из военных руководителей оппозиции, действующих на территории Афганистана.

     Приведенное высказывание М. Армакоста показывает, что американскую администрацию в определенной степени смущает тот факт, что «кабинет» Ахмад Шаха не имеет выборного начала и что афганская вооруженная оппозиция «не начала действовать как правительство». Последняя часть формулировки скрывает правду о кровавой деятельности вооруженных отрядов оппозиции. В марте 1988 г. американский Комитет по наблюдению за выполнением Хельсинкских соглашений и Комитет «Эйша уотч» подготовили и опубликовали доклад своей совместной делегации, посетившей Пакистан, в котором показана «деятельность» афганской вооруженной оппозиции в области прав человека. Оба комитета пришли к единодушному выводу, что «организации сопротивления» широко практикуют казни пленных зачастую после суда, который «во многих аспектах не проходил должным образом». В докладе особо отмечается хекматьяровская ИПА, действия вооруженных отрядов которой в 1987 г. «стали еще более жестокими и включали политические убийства, захват заложников, похищения людей… это вызывает особое беспокойство, поскольку правительство Пакистана отдает предпочтение именно ИПА, которая получает непропорционально большую долю оружия и техники».

     Признать американцам «правительство», которое непросто «не начало действовать как правительство», а занимается уничтожением своего же народа не так-то легко. И все же не только эти внешне гуманные соображения послужили причиной задержки признания «правительства» Ахмад Шаха. Американская администрация, помимо прочего, видимо, опасалась, что подобный шаг мог бы затруднить для Советского Союза вывод войск из Афганистана.

     Создание «переходного» правительства было болезненно встречено и в самом ИСМА, вызвало в союзе вспышку новых противоречий. Хотя о создании правительства было сообщено, состав его не объявлялся. Можно предположить, что организации, входящие в ИСМА, еще не смогли договориться о представительстве в этом правительстве и о распределении портфелей. И только через месяц, в марте 1988 г., стало известно, что правительство сформировано из 28 человек: 14 представителей моджахедов, 7 представителей беженцев и 7 «независимых» из числа афганцев, находящихся в оппозиции к руководству РА. Лидеры ИСМА в состав правительства не вошли, они должны были образовать Высший совет — государственный орган, в задачу которого входило бы обеспечение коллективного руководства в «переходный период» т. е. в период после вывода советских войск и захвата власти оппозицией и до проведения выборов по всей стране. При избрании главы правительства, который официально именуется его председателем, возникли разногласия. Их участники те же, их позиции прежние. Традиционалисты предлагали избрать на этот пост бывшего короля Захир Шаха, фундаменталисты категорически возражали. Но их большинство, и оно провело кандидатуру Ахмад Шаха, мало известного за рамками ИСМА, имевшего репутацию проамерикански настроенного деятеля.


Сенегальские коммуны после выборов

Категория - Политическое урегулирование афганской проблемы и его противники